edu.robogeek.ru

все об обучении робототехнике

prom.robogeek.ru

все о промышленной робототехнике

Основное меню
Категории новостей

Интервью

17.04.2018 1

Использование систем с ИИ в юриспруденции. Блиц-опрос

Тема автоматизации и роботизации рабочих процессов затрагивает все больше различных видов деятельности. Сегодня мы хотим поговорить о юриспруденции и о том, как юридические компании воспринимают такого рода технологии и готовы ли они внедрять их у себя.

С недавних пор можно довольно часто услышать или прочитать в СМИ о внедрении инструментов искусственного интеллекта (ИИ) и машинного обучения в юриспруденцию. Наверное, самый известный кейс на сегодняшний день у сайта Pravoved.ru, с основателем которого нам довелось пообщаться.

Наша редакция решила опросить участников рынка об отношении к подобным ноу-хау.

Robogeek.ru: По-Вашему мнению, есть ли сегодня необходимость внедрять инструменты на основе ИИ?

Татьяна Григорьева, генеральный директор «ВЕСТИМО правовое агентство», ООО: Несомненно и безусловно, пора постепенно, шаг за шагом отвечать современными «технически продвинутыми» способами на запросы времени, вижу в этом отличную перспективу высокого качества стандарта юридического обслуживания для клиентов и огромное освобождение от рутинной работы практикующих юристов.

Никита Куликов, исполнительный директор Heads Consulting: Да, есть, и не только необходимость, но и возможность, т.к. рутинные функции автоматизировать достаточно просто.

Николай Шевченко, бренд-менеджер CLAIMS: Безусловно, есть. Инструменты анализа данных, возможности прогнозирования и автоматизации процессов дают юристам, которые используют эти инструменты, огромное конкурентное преимущество.

Здесь и оптимизация рабочих процессов, что снижает издержки на проекты, и возможность принятия решения, основываясь не только на опыте юриста, но и на данных.

Что касается ИИ в нашей специфике (интеллектуальная собственность), система на основе нейронных сетей может сильно облегчить контроль контрафактной продукции, т.к. сможет анализировать большие массивы данных в кратчайшие сроки, но пока такую систему сложно создать из-за отсутствия единой базы данных с изображением дизайнов всей продукции для её анализа.

Андрей Чумаков, партнер NewLawyers: Безусловно, да. В работе юриста есть много рутинной, повторяющейся и шаблонной работы, которую можно успешно автоматизировать и роботизировать.

Антон Матюшенко, управляющий АБ «Матюшенко и партнеры»: Да, я считаю, что есть необходимость автоматизации процессов. Это повышает КПД-эффективность, что влияет на скорость достижения результата. Если автоматизировать минимальные, простейшие действия, полагаю, это будет способствовать повышению скорости и эффективности.

Ахметжан Абдуллаев, старший партнер GRATA International: Да, это абсолютно необходимо.

Ованес Исраелян, управляющий партнер Lawitt Hamilton: В условиях глобализации и стремительно растущих темпов бизнеса внедрение технологий будет являться ключевым фактором эффективной и успешной работы компаний различных отраслей. Юридическая отрасль в этом смысле не будет являться исключением. Запросы бизнеса растут, и перед юристами возникают все более сложные и объемные задачи, требующие решения в самые кратчайшие сроки. Юристам необходимо не только успевать, но и идти на опережение текущим бизнес-потребностям, создавая как новые возможности, так и более благоприятную среду для эффективного ведения и динамичного развития бизнеса. В этой связи автоматизация юридических процессов и внедрение инструментов искусственного интеллекта являются вполне очевидной необходимостью для решения тех или иных бизнес задач.

Максим Али, руководитель практики IP/IT Maxima Legal: Юридическая работа (как, пожалуй, любая профессиональная деятельность) подразумевает совершение тех или иных рутинных операций, преимущественно связанных с поиском и организацией информации и подготовкой документов. На мой взгляд, автоматизация юридических процессов должна быть направлена не столько на полноценную замену конкретного юриста, сколько на помощь в решении его текущих задач. С одной стороны, это сохранит человеческий контроль за результатом «на выходе», что дает определенную уверенность заказчикам таких продуктов. С другой – сам продукт станет более универсальным (как калькулятор или офисный пакет), что позволит разработчикам рассчитывать на больший объем рынка.

Уже сейчас есть сервисы, позволяющие упростить поиск практики, быстрее конструировать договоры (и видеть напоминания об основных рисках выбора тех или иных условий договора), организовать процессы распределения задач, собирать информацию об оппоненте и контролировать многочисленные дедлайны по срокам подачи документов, обжалования судебных актов и так далее.

Если искусственный интеллект научится, например, генерировать проект типового ответа на юридический вопрос на основании аналогичных запросов (например: сколько времени займет взыскание долга через суд?) или открытых данных (например: когда следующее судебное заседание по делу?), то подобный функционал вполне может быть востребован на всем рынке.

Будущее Legal Tech мне видится, скорее, в расширении арсенала юриста (что, безусловно, повлияет на эффективность его работы и снизит необходимость раздутия штата юристов).

Было бы ошибкой думать, что юриспруденция является сферой, в которую никогда раньше не приходили технологии. В период появления персональных компьютеров достаточно распространенным было убеждение, что это инструмент секретаря, а юрист должен пользоваться ручкой и бумагой. Среди некоторых юристов живы воспоминания, как без электронных справочных правовых систем приходилось вырезать тексты поправок из газеты и вклеивать в печатное издание с соответствующим законом. Сегодня эта практика выглядит как архаизм, хотя раньше была неотъемлемой частью работы.

Представляется, что ИИ (по крайней мере, на первых порах) станет именно прикладным инструментом, как некогда им стали справочные правовые системы.

Наталья Кузнецова, вице-президент, руководитель корпоративной и налоговой практик O2 Consulting: Да, такая необходимость безусловно существует. Это позволит разгрузить юристов от рутинных функций, с которыми может справляться робот, и, тем самым, больше времени будет оставаться для творческой и сложной работы.

Robogeek.ru: Как Вы сами относитесь к такого рода разработкам и нововведениям?

Татьяна Григорьева, генеральный директор «ВЕСТИМО правовое агентство», ООО: Положительно, с воодушевлением, ничего в этом опасного для рынка юридических услуг не вижу, не рассматриваю как угрозу своему личному благосостоянию, а, напротив, лично меня как юриста такой робот помог бы освободить от рутинной и довольно неинтересной работы, + вижу в этом даже преимущество, т.к. робототехника не реагирует на эмоциональные вбросы заинтересованных клиентов, а просто делает свою работу на «хорошо» и «отлично».

Никита Куликов, исполнительный директор Heads Consulting: Абсолютно позитивно, учитывая что они могут снять с юристов обязанность совершать монотонные и одинаковые действия.

Николай Шевченко, бренд-менеджер CLAIMS: Положительно, ведь подобные решения только улучшают рынок и толкают его к развитию. Да, есть проблема в том, что программы берут на себя операционную работу некоторых юристов, тем самым снижая в них потребность, но это позволяет многим сотрудникам фокусироваться на решении задач, которые требуют креативного подхода, а не на бумажной волоките.

Андрей Чумаков, партнер NewLawyers: Приветствую. Проблема в том, что право часто и порой непредсказуемо меняется. Мне не до конца понятно, как в таких продуктах может учитываться данный факт.

Антон Матюшенко, управляющий АБ «Матюшенко и партнеры»: Я отношусь к нововведениям положительно, если они позволяют что-либо улучшить или сделать эффективнее, удобнее, практичнее, надежнее... 

Ахметжан Абдуллаев, старший партнер GRATA International: Очень положительно. Это зарождающееся настоящее и большое будущее нашей профессии.

Ованес Исраелян, управляющий партнер Lawitt Hamilton: Мы видим, что работа юристов, как и сама профессия юриста, проходит определенную модернизацию. Решения в области legal tech позволят автоматизировать определенный объем функций, что, безусловно, будет являться положительным фактором в работе как юридических фирм, так и внутренних юридических служб и департаментов компаний.

Наталья Кузнецова, вице-президент, руководитель корпоративной и налоговой практик O2 Consulting: Мы положительно относимся к таким разработкам и считаем, что сфера юриспруденции не должна быть исключением из общего технического прогресса в современном мире. Конечно, с одной стороны, это приведет к сокращению кадров и уменьшению потребности в юристах, но, с другой стороны, возрастет качество юридических услуг (т.к. вероятность совершения ошибок роботом меньше, исключается человеческий фактор) и снизится их стоимость. Статус профессии юриста в обществе также возрастет, так как участие человека будет требоваться только в сложных делах, которые не может разрешить робот.

Robogeek.ru: Как Вы считаете, в каких юридических делах машина никогда или еще очень долго не сможет справиться без помощи человека?

Татьяна Григорьева, генеральный директор «ВЕСТИМО правовое агентство», ООО: В договорной работе. Например, воспользовавшись роботом и/или программным обеспечением по составлению текстов договоров, далее должен включаться человек с его творческим началом, - т.е. при составлении договоров, которые, на мой взгляд, навсегда останутся сугубо индивидуальными, а не типовыми.

При вынесении процессуальных решений следственными органами, судебных решений и приговоров суда, когда необходимо руководствоваться, кроме всего формального, внутренним личным убеждением дознавателя, следователя, судьи.

Никита Куликов, исполнительный директор Heads Consulting: В любых вопросах, где кроме определенного четкого ответа следует давать пояснения, т.е. нет типового поведения, машина, к сожалению, пока не сможет дать гарантированно верного решения.

Николай Шевченко, бренд-менеджер CLAIMS: Юридическая специфика очень сильно зависит от человеческого фактора. Решения принимают судьи на основе выступления представителей, а также на основе документов, которые составляют юристы. Так что в сложившейся системе, которая себя хорошо зарекомендовала, ИИ не сможет полностью заменить юриста с его опытом и харизмой.

Андрей Чумаков, партнер NewLawyers: Практически в каждой отрасли права есть простые и сложные задачи. Например, подготовка простого договора оказания услуг не составляет особого труда, и это может быть выполнено машиной. Однако такой же договор, но для специфической ситуации со сложными договоренностями контрагентов робот сделать не сможет. Или другой пример – составить налоговую декларацию может машина, однако правильно рассчитать налоговую базу (допустим, принять решение об обоснованности того или иного расхода) сможет только человек.

Антон Матюшенко, управляющий АБ «Матюшенко и партнеры»: Я полагаю, машина самостоятельно не сможет полностью провести сложные процессы, как уголовные, так и гражданские.

Я думаю, что несложные процессы по взысканию задолженностей или, например, привлечение к административной ответственности с помощью фото и видеофиксации мог бы выполнить робот. Робот был бы действительно беспристрастной и справедливой машиной. 

Но есть и обратная ситуация, когда в рамках привлечения к ответственности требуется учитывать характер правонарушения, личность виновного, его имущественное положение и т.д. Компьютер не умеет сострадать, сопереживать, не сможет подойти индивидуально к конкретной ситуации, он будет действовать шаблонно, согласно заданному алгоритму. Это соответствует известной фразе: «Закон суров, но он закон». Но люди тем и отличаются от машин, что они способны испытывать высшие чувства (любовь, сострадание). И в некоторых ситуациях, возможно, человек допустит проявление снисхождения и смягчит наказание, в то время как машина будет принимать решение стандартизировано, с учетом соответствия определенным критериям.  

Ахметжан Абдуллаев, старший партнер GRATA International: Сложные сделки, составление договоров на стыке нескольких отраслей права. Там, где нет принципа вопрос-ответ и там, где нужен более индивидуальный и творческий подход. Творчество – это та область, которая долго, а может быть никогда, не будет доступна машине. Можно «без ошибки» связать кучу частей, но как – это вопрос. Алгоритм всё равно пишет человек.

Ованес Исраелян, управляющий партнер Lawitt Hamilton: Широта технологической мысли очень глобальна и амбициозна, поэтому вопрос является достаточно дискуссионным. Наравне с развитием технологий будет модернизироваться и подход к реализации различных юридических задач, стоящих перед бизнесом. Большой концептуальной трансформации подвергнется и современная классическая юридическая работа. Однако можно предположить, что юридические кейсы, наиболее тесным образом связанные с человеческим фактором, где отсутствие стандартизированного набора решений или недостаточность алгоритмов поиска нужных решений, неизбежно потребуют участия человека. При этом нет сомнений, что именно технологии будут играть важнейшую роль в эффективном решении бизнес задач.

Максим Али, руководитель практики IP/IT Maxima Legal: Проще сказать, где машина появится в первую очередь. Это будет решение типовых задач. Во-первых, их проще автоматизировать: есть некий алгоритм, которого, пусть и не всегда осознанно, придерживаются большинство юристов и который можно воплотить в виде программы. Во-вторых, их проще монетизировать. Вряд ли кто-то захочет два года разрабатывать решение очень узкого вопроса, который интересен для одного (и не очень состоятельного) заказчика.

Что касается препятствий для внедрения, можно сказать, что основных будет три.

Первое и самое очевидное заключается в том, что технологии еще не достигли совершенства и не могут осуществлять все действия за человека.

Первый пример: вряд ли искусственный интеллект способен прорабатывать сложные правовые решения, где может не быть верного ответа или может быть необходимость выбрать «меньшее зло».

Второй пример: профессиональное общение с клиентом – это отдельная задача, с которой не всегда могут справиться сами юристы. Было бы наивно думать, что любой клиент придет и по пунктам расскажет все, что имеет значение для дела и не будет давать лишних вводных. Возможно, эта проблема решаема в простых ситуациях, когда могут использоваться те или иные «чек-листы», но в более сложных юристу приходится догадываться, что у клиента может быть какая-то еще информация, которую нужно запросить. И что даже более важно, многие клиенты зачастую не понимают, чего они хотят и в чем у них могут быть сложности: задача хорошего юриста – дать клиенту то решение, которое действительно нужно клиенту, а не то, которое он хочет. Реализовать это в коммуникации с ИИ будет непросто. Можно и дальше усложнять эту проблему, заставляя ИИ, например, общаться не с клиентом, а с будущим партнером во время каких-нибудь сложных или даже недружественных переговоров.

Поэтому, как я сказал выше, скорее всего, машина будет заменять конкретную функцию юриста, а не полностью весь его функционал (если он, конечно, состоит из чего-то большего, чем подготовка стандартного искового заявления, в котором изменяются лишь суммы и реквизиты сторон). Многие задачи, требующие «человеческих» навыков (ведение переговоров, участие в судах и в производстве следственных действий), наверное, еще долго останутся в компетенции людей.

Второе препятствие связано с правовыми ограничениями.

Пока что сложно представить, что в российском суде вместо адвоката по уголовному делу появится робот, который будет общаться с судьей и нести ответственность за качественную помощь доверителю. Это та проблема, которая сегодня стоит, например, перед беспилотными автомобилями, которые не смогут получить доступ к рынку до тех пор, пока на это не будет определенного разрешения.

Третье препятствие связано с доверием клиента к машине.

Обращение к юристу – это зачастую «интимный» процесс. А в сфере бизнеса вдвойне, так как предоставляемая информация почти всегда является коммерчески ценной. В отношениях с клиентом юрист обычно связан обязательством о конфиденциальности и рискует не только применением к нему санкций, но и серьезным ущербом для своей деловой репутации. Но что, если мы говорим о машине? Знаем ли мы, кто будет иметь доступ к информации, если речь идет о большой компании, обслуживающей сервис? Может ли информация быть «украдена» и использована против нас? Будут ли какие-то гарантии конфиденциальности, если к тому же сервису одновременно обратятся обе стороны сделки или переговоров? Эти вопросы будут крайне важны для большинства клиентов.

Наталья Кузнецова, вице-президент, руководитель корпоративной и налоговой практик O2 Consulting: В первую очередь, это касается дел, где необходимо личное участие юриста, например, ведение переговоров, судебных дел и т.п. А это достаточно большая и важная часть работы любого юриста или юридической фирмы. Помимо этого ряд дел требует творческого подхода, большого объема аналитической работы и разработки нестандартных механизмов защиты интересов клиента. Полагаем, что техника еще достаточно длительное время не сможет справляться с подобного рода задачами.

Robogeek.ru: У Вашей компании есть планы по внедрению такого рода автоматизации деятельности?

Татьяна Григорьева, генеральный директор «ВЕСТИМО правовое агентство», ООО: Да, я хотела бы создать свой уникальный продукт — юридические инструкции в виде кратких аудиозаписей, как например, аудиозаписи Вконтакте под названием «Скажи ВЕСТИМО», плюс проект, который я направила в Фонд «Сколково».

Никита Куликов, исполнительный директор Heads Consulting: Когда сервис станет массовым и результат будет гарантированно верным, т.е. его не надо будет перепроверять, несомненно внедрим.

Николай Шевченко, бренд-менеджер CLAIMS: Мы активно внедряем и используем современные решения в области автоматизации. Недавно была запущена аналитическая система контроля за брендами и конкурентами monocle.report, в ней использовали алгоритмы распознавания изображений для возможности поиска товарных знаков по картинкам и цветам. Плюс для этого сервиса был создан бот в телеграм, который автоматически уведомляет пользователя об изменении статуса заявок и товарных знаков, что позволяет экономить время юристов и патентных поверенных, ведь просроченная уплата пошлины иногда может стоить компании большого количества денег, вложенных в разработку и продвижение бренда. На основе анализа конкурентов мы можем сказать, что это первая в России система с подобным широким функционалом.

Андрей Чумаков, партнер NewLawyers: В феврале мы запустили новый продукт – сервис удаленных юристов Solver. Одним из инструментов, обеспечивающих высокое качество с одновременным снижением стоимости наших услуг, является как раз внутренняя автоматизация юридической работы.

Антон Матюшенко, управляющий АБ «Матюшенко и партнеры»: Мечты нельзя назвать планами. В данный момент в планах стоят другие задачи. 

Ахметжан Абдуллаев, старший партнер GRATA International: Да, есть. 

Ованес Исраелян, управляющий партнер Lawitt Hamilton: Будучи признанными экспертами в области fintech, наша компания проявляет большой интерес к технологиям в целом, в том числе, в области legal tech. Мы всегда находимся в поиске прорывных решений по оптимизации и автоматизации внутренних процессов и разработке технологических продуктов и инструментов в области искусственного интеллекта. 

Максим Али, руководитель практики IP/IT Maxima Legal: Мы внимательно следим за рынком подобных продуктов и пробуем наиболее интересные из них, чтобы быть в курсе событий и иметь возможность вовремя оптимизировать свою работу, но не готовы делиться какими-то конкретными планами прямо сейчас.

Наталья Кузнецова, вице-президент, руководитель корпоративной и налоговой практик O2 Consulting: Конкретных планов пока что нет, но нашей компании могли бы быть полезными технологии, обеспечивающие автоматическое выполнение отдельных юридических функций, например, заполнение типовых форм документов или проверку массива определенных документов/информации с целью выявления стандартных рисков/ошибок (в частности, в ходе проведения дью дилидженс). Насколько нам известно, подобного рода разработки ведутся и уже в ближайшем будущем могут внедряться в деятельность юридических фирм.

Благодарим за участие в блиц-опросе представителей компаний ВЕСТИМО правовое агентство, Heads Consulting, CLAIMS, NewLawyers, Матюшенко и партнеры, GRATA International, Lawitt Hamilton, Maxima Legal, O2 Consulting.

Теги: ИИ

Комментарии

(1) Добавить комментарий

Новые комментарии

Евгений Магид (Кафедра Интеллектуальной Робототехники Высшей школы ИТИС КФУ): Новое поколение умнее и способнее нас, своих предшественников
Гость
20.06.2018
08:54:40
Отлично написано! Хотелось бы побольше узнать о правилах поступления для обучения роботике.
Stickeroid стал доступен в блог-платформе Hype и части пользователей Facebook Messenger
Frederick
13.06.2018
09:42:20
We have just discovered the existence of Stickeroid.com, the startup mentioned in your article. Please note that they stole all the content hand-curated on StickPNG.com. We have just sent them a cease & desist.